86-летняя череповчанка случайно узнала, что её квартира уже 10 лет принадлежит другому человеку

Пенсионерка Татьяна Ермилова — инвалид первой группы по зрению. В 2003 году она овдовела и с того времени стала единственной хозяйкой двухкомнатной квартиры в Заречье. Женщина проживала в ней все эти годы, исправно платила за коммунальные услуги, не подозревая, что ее квадратные метры уже сменили собственника. И когда узнала, что, оказывается, она сама и подарила квартиру своей знакомой, Татьяна Борисовна была в шоке. Ермилова через суд пыталась доказать свое право на жилплощадь, но суд, внимательно изучив договор дарения, сделал вывод, что составлен он по букве закона и обжалованию не подлежит. В этой непростой ситуации разбирался «Голос Череповца».

«Череповец еще строился»

Сразу поясним, что в редакцию «Голоса Череповца» обратилась не сама Татьяна Борисовна, а ее приятельница Галина Яковлевна, обеспокоенная неприятной ситуацией, в которой оказалась 86-летняя женщина.

— Таню я знаю давно, с 1975 года, — рассказывает Галина Яковлевна, угощая меня чаем с конфетами. Разговор идет на ее кухне. — Они с мужем приходили в гости к моим соседям. Мы оказались в одной компании, познакомились, стали общаться. Все эти годы я поддерживаю с Таней связь. Таня родом из Белоруссии, воспитывалась в детском доме. Во время войны детей вывезли в теплушках на Урал, а после войны перевезли в Ленинград. Там Таня в первый раз вышла замуж, тоже за воспитанника детского дома. Вместе с ним приехала в Череповец, который еще только начинал строиться. Оба трудились, Таня 30 лет отработала на стройке. Она и на пенсии работала многие годы, пока совсем плохо со зрением не стало.
— После смерти первого мужа Таня через какое-то время снова вышла замуж, — продолжает рассказ Галина Яковлевна. — На тот момент у нее была однокомнатная квартира, которую Таня получила как ребенок войны. У второго мужа имелась комната. Они соединили их и купили двухкомнатную квартиру на проспекте Победы.

В 2003 году второй супруг Татьяны Борисовны скончался. Женщина осталась одна. Несколько лет назад у нее начались проблемы со зрением, и сейчас Ермилова почти не видит и одна из квартиры не выходит.

«Осталась в дураках»

«В конце прошлого года я со знакомой пошла в домоуправление, чтобы взять справку насчет платы за капремонт, — рассказывает сама Татьяна Борисовна, с которой мы побеседовали на следующий день. — Годы-то мои подошли, могу уже не платить за капремонт, а я и не знала. В общем, в домоуправлении мне и сказали, что квартира-то, оказывается, и не моя вовсе! Что уже 12 лет собственником числится моя знакомая Нина».

Нина Л. — тоже пенсионерка. Они знакомы с Ермиловой не один десяток лет.

— Не сказать, что мы подругами были, но общались, — говорит Татьяна Борисовна. — Изредка ездили друг к другу в гости. Я бывала у нее на даче, но всегда платила за дорогу, гостила день, не больше, привозила продукты. Нина ко мне в гости в городе заходила.

Признаться, сама история дарения квартиры выглядит слегка туманной.

По документам, дарственная была составлена в 2005 году. Ермилова о тех событиях вспоминает неохотно.

— У меня муж умер, я сама не своя была, — говорит Татьяна Ермилова. — У второго мужа остался сын-пьяница. И так мне не хотелось делить с ним квартиру, на которую я столько лет работала, что однажды и сказала об этом Нине. На второй день мы уже в ГУЮ поехали.

— Вы ходили с ней к нотариусу?

— Никуда я с ней не ходила! — горячится моя собеседница. — Я ничего не видела. Единственное, какую-то бумажку в ГУЮ подписывала. Нотариуса видела, но я в тот момент уже уходила. Выходит, что я осталась в дураках. Мне никто не объяснил, что я подписываю дарственную. Неужели я стала бы дарить квартиру постороннему человеку, если у меня есть родственники на Кавказе!

Поздно опомнилась

Когда я связалась с Ниной Л. по телефону, она адресовала меня к своей дочери. Но та отказалась как-либо комментировать ситуацию с дарственной.

В моем распоряжении — решение суда, который состоялся в первых числах мая этого года. Истцом выступила Ермилова, просившая признать недействительным договор дарения. Согласно документации, договор дарения был подписан 22 июня 2005 года. Нина Л. на вселение не претендует (в договоре дарения есть пункт об обременении), пока в квартире живет Ермилова, которая оплачивает и «коммуналку».

В судебном заседании Ермилова сначала говорила, что решила подарить квартиру ответчику, а потом опомнилась, что зря сделала это. А потом истец настаивала: как заключала договор, не помнит, пребывала в тот момент в стрессовом состоянии после смерти супруга, а ответчик забрала документы на квартиру и ключи без ее ведома.

Представители ответчика апеллировали к тому, что пропущен срок подачи искового заявления. «Инициатива подарить квартиру исходила от истца, что являлась близкой подругой ответчику», — говорится в решении суда. Со слов Нины Л., Ермилова не была в стрессовом состоянии, вместе с ней ездила на оформление техпаспорта, договора дарения, документов на квартиру.
21 июля 2005 года на основании договора дарения зарегистрирован переход права собственности на двухкомнатную квартиру от Ермиловой к ее знакомой.

«Дело давнее»

Обсуждался вопрос о пропуске срока исковой давности, ведь иск был подан Ермиловой через 12 лет после заключения договора дарения. Суд счел, что срок исковой давности следует исчислять с даты получения истцом документов после регистрации перехода права, то есть с июля 2005 года. «После указанной даты в течение срока исковой давности каких-либо уважительных причин, не позволивших истцу обратиться в суд, не имелось, — говорится в решении суда. — Таким образом, исковое заявление подано со значительным пропуском срока исковой давности. Оснований для восстановления указанного срока не имеется».

Что касается требований истца признать сделку недействительной, то договор дарения составлен по всем правилам. В нем есть пункт, подписывая который стороны подтвердили, что не страдают заболеваниями, препятствующими осознанию ими сути договора.

«Сам по себе возраст и отсутствие юридических познаний не свидетельствуют о заблуждении, поскольку понятие дарения является понятным даже на бытовом уровне, — цитирую дальше решение городского суда. — Истец при подготовке договора дарения совершала действия по внесению изменений в технический паспорт квартиры, предоставила на государственную регистрацию правоустанавливающие документы на квартиру, личное заявление. Сторонами подписан акт приема-передачи квартиры, произведена государственная регистрация перехода права собственности. У ответчика имеются ключи от квартиры, документы, подтверждающие право собственности, техпаспорт».

Опасные сделки

Почему я столь подробно описываю, что именно указано в решении суда? Да потому, что история, в которой оказалась Татьяна Ермилова, не уникальна. Об этом говорила нам и Галина Яковлевна. Она долгое время работала в заводском совете ветеранов и сейчас, отойдя от дел, продолжает держать тесную связь с пенсионерами — хлопочет, помогает.

— Хотелось бы обратить внимание пожилых людей, чтобы они как можно внимательнее подходили ко всем операциям, сделкам с недвижимостью, — говорит Галина Яковлевна. — У нас было немало подобных случаев, когда человек, не зная, не думая о последствиях, в силу юридической неграмотности или под влиянием других людей подписывал завещания, дарственные и иные документы и фактически оказывался на улице. Конечно, в идеале было бы поставить этот вопрос на контроль какой-нибудь общественной организации.

Суд отказал Ермиловой в удовлетворении исковых требований. По всем документам собственником квартиры является Нина Л. Но, поскольку в договоре дарения прописано, что прежняя хозяйка может проживать в квартире всю оставшуюся жизнь, сама Нина не претендует на вселение. Женщины сейчас даже не общаются. В этой истории нельзя обойти и моральный аспект.

«Если бы Таня предложила мне оформить квартиру на меня, например, подарив, я бы прежде всего связалась с ее родственниками, узнала их позицию. А потом при первой же необходимости вернула бы квартиру Тане. Нина же 12 лет ходила к Тане пить чай, ни разу не обмолвившись, что теперь именно она  новая хозяйка. Я не понимаю таких поступков. И я уверена: чужое в толк все равно не пойдет!» — подытожила Галина Яковлевна.
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика